Концерты и Шоу
  • 12+

    Антон Батагов. SCHUBERT. Пермская премьера альбома

    Франц Шуберт

    Экспромт соль-бемоль мажор, соч. 90 № 3 (D. 899)

    Соната си-бемоль мажор, D. 960. I. Molto moderato

    Klavierstück 1, D. 946

    Соната си-бемоль мажор, D. 960. II. Andante sostenuto

    - - -

    17 лендлеров, D. 366

    Klavierstück 2, D. 946

    Соната си-бемоль мажор, D. 960. III. Allegro vivace con delicatezza

    Музыкальный момент ля-бемоль мажор, соч. 94 № 6 (D. 780)

    Соната си-бемоль мажор, D. 960. IV. Allegro ma non troppo

    Du bist die Ruh (Ты – тишина), D. 776

    Продолжительность концерта: 2 отделения по 70 минут

    Сочинения, вошедшие в этот альбом, я играл в разных программах, в разных сочетаниях – и Шуберт всегда соседствовал с какой-то другой музыкой, написанной либо до него, либо после. А потом мне захотелось записать альбом, где будет только Шуберт. Альбом получился длинным – 2 часа 20 минут: Соната си-бемоль мажор, написанная за два месяца до смерти, когда Шуберт уже знал, что времени у него совсем немного, и некоторые другие пьесы, которые я расположил между частями сонаты. Такая форма больше всего похожа на роман: мы проходим отрезок пути с нашим героем, потом переносимся куда-то, где происходит что-то другое, не менее важное, а потом возвращаемся и продолжаем с того места, где мы оставили героя в конце предыдущей главы.

    Как и в других моих работах, я отношусь к музыке, которую принято называть «классикой», как к музыке современной. При этом все ноты, написанные автором, разумеется, остаются на своих местах. Так или иначе, мы привносим современное мировоззрение и современный опыт в исполнение классики. Мы это делаем даже тогда, когда притворяемся «старинными музыкантами», играющими в париках на инструментах тех времён. Этот альбом – попытка услышать Шуберта из нашего безумного XXI века, предпринятая композитором-минималистом.

    Шуберт – единственный композитор XIX века, которого мне никогда не хотелось «сбросить с парохода современности». Мой пароход плыл сквозь разные варианты этой современности, а музыка Шуберта всегда звучала как что-то очень сокровенное и при этом выраженное в абсолютно совершенной форме. К этой музыке хочется возвращаться снова и снова. Она не устаревает и не надоедает. Меня всегда восхищало, что Шуберт как бы завис между так называемым классицизмом и так называемым романтизмом. Он слишком субъективен, чтобы быть классически-безупречным, и слишком сдержан, чтобы оказаться на территории романтических бурь и порывов. Он всегда остается где-то в стороне и в полном одиночестве идёт по своему бесконечному зимнему пути.

    Его песни приводили в восторг светское общество, но такой публике было скучно слушать что-либо другое. Не только публика, но даже коллеги не признавали ничего из его сочинений, кроме песен, и считали, что ему не надо соваться в серьезную музыку. В жизни Шуберта состоялся всего ОДИН концерт, где вся программа была составлена из его произведений. Через несколько месяцев Шуберт умер.

    За свою короткую жизнь (31 год) ему пришлось услышать столько уничижительных слов, что даже малого процента всей этой «критики» было бы достаточно, чтобы бросить сочинять и навсегда уйти в депрессию. А он – продолжал работать с нечеловеческой интенсивностью, понимая, что, скорее всего, эта музыка никогда не будет исполнена. Он жил в постоянном потоке мелодий невероятной красоты, которые возникали одна из другой, и он только успевал записывать.

    Одиночество и откровенность. Когда обращаешься к самому себе и к Богу, некуда спешить, и не нужно бояться, что тебя не поймут.

    АБ

Актуальных мероприятий нет